Кадровый резерв охранников

    
Версия для печати

Частная охрана в России: безопасность или угро

Страница: | 1 | 2 | 3 |

По своему удельному весу эта поправка, вероятно, не самая серьёзная: например, гораздо более важным нововведением является предложение, согласно которому частные охранные структуры теперь смогут привлекаться для антитеррористической защиты важных объектов. Но для рядовых граждан, сталкивающихся с сотрудниками ЧОПов в повседневной жизни, гораздо важнее разобраться именно с этим: что значит — частный охранник имеет право применить физическую силу? По отношению к кому он ее имеет право применить? На каких основаниях?

Немного предыстории. Частный охранный бизнес возник в России совсем недавно, в постперестроечное время, на рубеже 1980-1990-х годов. Первое охранное предприятие было создано в 1989 году и называлось «кооперативное частное сыскное бюро». Вообще, кооперативы тогда были едва ли не единственной формой организации предпринимательской деятельности, подходящей для новых условий. Соответственно, появились и охранные кооперативы.

Прошло два десятилетия, прежде чем в «Едином тарифно-квалификационном справочнике работ и профессий рабочих» появилась профессия «охранник»; это произошло в 2009 году. Несмотря на то, что с 2010 года в России формально нет больше ЧОПов (частных охранных предприятий), а есть ЧОО (частные охранные организации), сама аббревиатура — ЧОП — прочно вошла в обиход. Это неудивительно, поскольку с сотрудниками охранных предприятий-организаций обычному гражданину приходится сталкиваться в современной жизни буквально на каждом шагу.

Можно представить себе, как житель какой-нибудь московской новостройки утром выезжает с «охраняемой территории» своего двора, везёт своего ребенка в детский сад — охраняемый, само собой; едет на работу, где его встречают новые охранники, соблюдающие порядок в офисном здании; потом он идёт пообедать в соседний торгово-развлекательный центр, на каждом этаже которого внушительными силуэтами дефилируют хмурые мужчины с рациями; вечером гражданин выкраивает час времени, чтобы успеть заскочить в «многофункциональный центр» — прописать (простите — зарегистрировать по месту жительства) новорождённого ребенка, — и здесь его также встречают охранники. Список мест, где мы имеем удовольствие ощутить себя в полной безопасности благодаря многочисленным «секьюрити», можно продолжать почти до бесконечности. Охраняют всё.

При этом, странным образом, ощущения безопасности не возникает. А иногда возникает совсем противоположное чувство: зазевается рассеянный гражданин, захочет сфотографировать детей в интерьерах очередного «мегамолла» — и будьте любезны познакомиться с оборотной стороной медали: «Здесь фотографировать запрещено!» И хорошо, если сказано будет хотя бы вежливо; про доброжелательных и обходительных охранников надо будет писать отдельную статью. Если только такие отыщутся когда-нибудь.

Комментарии юристов

Мы опросили несколько знакомых юристов: что ждать от внесения изменения в закон? Ответы оказались для нас неожиданными. Все как один они говорят о том, что поправка ничего по сути не меняет — скорее, упорядочивает вопрос применения силы, который в существующей версии закона «провисает».

Комментарий №1

Александр М., специализация — государственно-правовые отношения:

Исходя из той редакции, что представлена (а надо при этом учитывать, что возможны изменения), то, что может касаться граждан, — это части 1 и 2 ст. 17. Тут всё зависит от позиции правоохранительных органов и судов в случае неправомерного применения силы. Учитывая некую коррупционность страны — всё очень неоднозначно. С другой стороны, если рассмотреть случай, когда нападают на охранника или охраняемый объект, и у него нет спецсредств для защиты, то необходимо как то легитимизировать право применения физической силы. С третьей стороны, кто-то может злоупотребить своим правом, и в этом случае охранник может намеренно применить силу, а коллеги скажут, что на него нападали.

Упростит или усложнит новая норма нашу жизнь? Думаю, если каждый будет применять физическую силу де-юре, в соответствии с нормой закона, то не усложнит, а вот что будет де-факто… Не хотелось бы чтобы все свелось к превращению больших ЧОПов в маленькие армии.

Маленькие армии

Численность сотрудников охранных предприятий разговор давно занимает общественность. В открытых источниках фигурируют цифры порядка 650-750 тысяч человек. Таким образом, численность частной охраны уже сопоставима с личным составом МВД или Сухопутных войск. В одной только Москве порядка 150 тысяч охранников. При этом никакой нормы закона, которая ограничивала бы численность частных военизированных формирований, нет; равно как нет и ограничений на степень оснащенности этих формирований оружием.

По оценкам самих представителей охранного бизнеса, с учетом нелицензированного персонала количество занятых в этой сфере превышает 1 миллион человек.

Несколько лет назад в закон были внесены поправки, направленные, судя по всему, на ограничение «полномочий» ЧОПов: в 2010 году охранным предприятиям было предложено «безвозмездно передать» органам внутренних дел либо продать в специализированных магазинах служебное гладкоствольное длинноствольное и огнестрельное нарезное короткоствольное оружие. Эта мера вызвала бурные дискуссии и ощутимое недовольство в рамках охранного сообщества. В адрес правительства даже было направлено открытое письмо от имени «охранной отрасли». Да, именно так именуют себя сотрудники охранных предприятий; насколько обоснован этот термин? «Отрасль промышленности» — это понятно, но «охранная»?

«Мы — одна из немногих отраслей, которые не просят и не получают никаких дотаций от государства. Мы вправе считать себя социально ответственной частью российского бизнеса, так как кроме создания рабочих мест и обеспечения защиты собственников еще и вносим немалый вклад в обеспечение общественного порядка и борьбу с преступностью. В настоящее время негосударственные охранные структуры представляют собой большое количество профессионально подготовленных и законопослушных сотрудников, которые обеспечивают безопасность десятков тысяч объектов на территории Российской Федерации. Это особенно актуально звучит сегодня — когда в результате проведения реформы МВД произошло значительное сокращение личного состава органов внутренних дел, а криминогенная обстановка осталась столь же сложной. В этих условиях деятельность частной охраны в общей системе обеспечения безопасности государства и общества должна быть еще более востребованной».

Эффекта это обращение не возымело, и на сегодняшний день ЧОО обязаны брать оружие в аренду у МВД. Что, кстати, является лишь возвращением к старой практике: в начале 1990-х существовал именно такой порядок.

Кстати, в том письме затрагивается одна тема, которую, по-хорошему, сотрудникам ЧОПов не стоило озвучивать: тема эффективной помощи правоохранительным органам в поддержании общественного порядка. Напомним: считается, что частные охранные предприятия в этом смысле выступают как бы единым фронтом с вневедомственной охраной, входящей в структуру МВД – с той лишь разницей, что последним доверяют охранять важные государственные объекты.

Несмотря на значительные финансовые вливания (с 2005 года объем рынка охранных услуг увеличился с четырех до семи миллиардов долларов), качество и эффективность деятельности частных охранников оставляют желать лучшего. Так, в 2010 году 663 тысячи сотрудников ЧОП сумели пресечь лишь 11% преступлений и посягательств на охраняемые объекты (282 из 2538 случаев). Получается, что в девяти из десяти случаев преступники, запланировавшие посягнуть на чужую собственность, находящуюся под охраной ЧОПов, вполне успешно реализуют свои преступные замыслы.

Для сравнения: за тот же 2010 год 157 тысяч сотрудников вневедомственной охраны предотвратили более 86 тысяч преступлений.

Ещё любопытнее посмотреть на ситуацию с помощью простой (пусть и наивной, может быть) арифметической формулы: разделим количество сотрудников ЧОП на число предотвращённых ими преступлений и получим некий условный показатель эффективности. Так вот, выходит, что для предотвращения одного преступления ЧОПам понадобился 2 351 охранник. Многовато. В то время как для вневедомственной охраны этот коэффициент равен 1,82 – т.е. с каждым отдельным преступлением справляется всего два (даже меньше) сотрудника ВОХР.

Несколько лучше обстоит дело с мелкими административными правонарушениями. Чоповцы предотвращают 15-16 тыс. случаев в год, но и здесь не обходится без ложки дёгтя: ни для кого не секрет, охранники способны как минимум нахамить не понравившемуся им человеку, а порой и просто избить «нарушителя», чья вина совершенно не очевидна. Кроме того, проблема оружия здесь проявляется в другой ипостаси: за последние несколько лет сотрудниками охранно-сыскных структур потеряно и утрачено 375 единиц служебного оружия.

По-прежнему не решена проблема кооперации ЧОП и организованной преступности. Незадолго до реформы эксперты МВД РФ свидетельствовали, что 84% опрошенных следственных и оперативных работников отмечали использование преступниками в качестве документов «прикрытия» удостоверений сотрудников охранных фирм. При этом третья часть из этих документов были подлинными. Лжеохранные фирмы, созданные криминальными структурами, успешно проходили аттестацию и переаттестацию. Так, например, на Ставрополье благополучно существовала фирма небезызвестных краснодарских упырей-«авторитетов» Цапков («Центурион-плюс»).

Сама правомочность применения силы сотрудниками ЧОП остаётся также зачастую под большим вопросом. Последний яркий пример — события в Новохопёрске, где 13 мая охранники ЧОП «Патруль» напали на активистов, выступающих против добычи никеля в Новохопёрском районе Воронежской области. Один из чоповцев в потасовке схватил женщину за горло. Атаман Культурно-национальной автономии Новохопёрска Игорь Житенёв за неё заст>>

Страница: | 1 | 2 | 3 |   Дальше>>

dvohrana.ru
2014-12-02 07:24:03

Комментарий к статье (0) | Версия для печати | К списку статей




Найти работу в Геленджике
        Бизнес и Безопасность ДВ
Поддержка пользователей: (4212)